Алашара

24.06.2012
Каждая встреча, наверное, всегда оставляет в душе какой-то след, будь это приятное воспоминание или неизгладимая печаль. И каждый раз осознаешь, что невозможно жить в этом мире не удивляясь, настолько он многогранен и полон неожиданностей. Ну, разве не удивительно: прийти на сцену 16 летним мальчишкой и продержаться 50 лет, не имея даже специального образования?!

У детей, появившихся на свет в годы войны, и детство было одинаковым. Сегодня Отличник культуры РСФСР, народный артист КЧР Закирья Дармилов, свои светлые воспоминания связывает с родным аулом. Особенно запомнилось лето в Апсуа, когда мальчишками целый день проводили на речке, сразу ощущается и вкус тутовника, который служил детям и завтраком, и обедом.

Затем первые книги, такой желанный первый класс, который вскоре был омрачен неожиданной смертью отца. До сих пор в ушах стоит жалостливый голос старшеклассников, что теперь он будет расти без папы…

Закончив семилетку он отправился в областную школу–интернат, где директор Гашанаго Латокова становится ему, как и многим ребятам в те годы, второй матерью, настоящим другом и педагогом. Позже он скажет про нее: «Это великий полководец своего дела».

Именно здесь он приобщился к искусству. Его сразу заметил руководитель хора Виктор Зверев, но он предпочел танцевать, занимался у одного из сильнейших хореографов того времени Георгия Дзыба.

Ко времени окончания школы, Закирья Дармилов был одним из первых в отборе на поступления в Саратовскую консерваторию. Но… в день отправки его просто не нашли, он работал в поле, помогал матери. После, в 1961 году Закирья сдает документы и поступает в Черкесское музыкальное училище.

До сих пор помнит как отыскал в списке поступивших свою фамилию, напротив – стипендия, 14 рублей. А там , в родном ауле горбатится мать, пытаясь одна прокормить семью…

Зная его положение, Георгий Дзыба в буквальном смысле приказывает ему написать заявление на имя Магомеда Джегутанова, основателя и первого руководителя государственного ансамбля песни и танца «Эльбрус», мол, встанешь на ноги, потом отучишься.

Он попадает в такую крепкую, большую, талантливую семью, что напрочь забывает про учебу и с головой уходит в работу, в искусство. Позже он задаст себе вопрос – с какой консерваторией можно было сравнить его педагогов, самобытных, оригинальных, талантливых от Бога? Как пела Апчар Кемрюгова, как разносился звук гармошки Раи Каргаевой, а танцы Георгия Дзыба были сравнимы лишь с огнем. Ведь знаменитый танец с кинжалами был его постановкой, впервые на Северном Кавказе его исполнили танцоры ансамбля «Эльбрус». И не только кавказские, он мог станцевать все, будь это азиатские или молдавские танцы. Вот в такой атмосфере Закирья Дармилов протанцевал все 20 лет…

Следует отметить, что он был не только танцором, но и барабанщиком ансамбля. Так получилось, что ушел Пота Алоев, который по его славам был самым лучшим музыкантом тех лет, а ему пришлось его подменить. Тогда ансамбль был на хозрасчете. Не было концертов, не было и денег. Гастролируя, они объездили всю страну. Он навсегда запомнил поездку в Грузию, встречу с профессиональным доулистом Сулеко Бахтадзе, его уроки, и неожиданный подарок-барабан, на котором до сих пор играет. Изюминкой всех программ стал танец Закирьи Дармилова на пальцах и с барабаном.

Коллектив с Кавказа собирал полные аншлаги во всех городах. Но каким кропотливым трудом давался такой успех, знали только они. В ту пору у ансамбля не было даже репетиционного зала, бывало, сдвигали кровати в комнате общежития, и работали там до рассвета.

В 1981 году Закирья выходит на пенсию, перестает танцевать, но начинает петь. Его сразу же приглашают в коллектив «Нарт», который пел и поет на всех языках народов КЧР. «Тенора всегда были в дефиците», – вспоминает он. Помнит свою первую песню на родном, абазинском языке. Эта была «Песня чабана».

Закирья Дармилов преподает студентам колледжа культуры и искусств, так как считает, что ни в коем случае нельзя обрывать связь с молодым поколением. «Они не только у меня чему то учатся, но и я у них многому учусь», – говорит он. После добавляет: « В моей жизни каждая встреча была судьбоносной, в ней были самые лучшие педагоги, друзья, самые лучшие люди на свете, вот и посудите, имел я право быть среди них плохим?»

На вопрос что ему все-таки ближе, петь, танцевать, или играть на музыкальных инструментах, он ответит: «Все! И если это песня, то чтоб летела среди гор , если танец, чтоб искрился как огонь, если играть, то так, чтоб и старцу захотелось пуститься в пляс. Но всему свое время…»

Муминат Эшерова,
Специально для сайта «Страна Абаза»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники