Библиотека

Объединение – что может быть важнее?

Недавно в  Черкесске состоялся полуфинал конкурса «Песня Года – Абаза 2012». В этом году конкурс отмечает свой первый юбилей – 5 лет со дня его создания, и, по словам организаторов, это возможность подвести некоторые итоги проделанной работы. О том, что было сделано и чем оргкомитет планирует удивить своих зрителей в этом году, мы решили поговорить с исполнительным директором конкурса «Песня Года – Абаза» Альбертом Тлячевым.

Корр: Альберт Давлетович, какие особенности вы можете отметить в проведении конкурса в нынешнем  году? Чем конкурс «Песня Года – Абаза 2012» будет отличаться от предыдущих?

Альберт Тлячев: Все эти годы после проведения конкурса мы анализируем весь процесс, делаем выводы, учитываем ошибки. Каждый конкурс не похож на другой, но в этом году мы впервые будем отмечать юбилей – 5-летие нашего конкурса. Это будет первое небольшое подведение итогов, кроме того, мы хотим в этом году внести в финальный гала-концерт некоторые изменения. Мы хотим пригласить лучших исполнителей, которые наиболее полюбились зрителям. Конечно, будут новые исполнители, новые песни, но вместе с тем мы постараемся задействовать всех, кто отличился вокальными данными, своими песнями.

Корр: А что касается технических моментов: по сравнению с предыдущими конкурсами участников в этом году больше или меньше?

Альберт Тлячев: Нет, количество примерно такое же, как и в предыдущие годы. Это касается, например, отборочного тура в Черкесске…

Корр: А он проводится и за пределами Черкесска?

Альберт Тлячев: Да, я езжу, ищу таланты. Вы знаете, что в этом году мы потеряли нашего конкурсанта Мурата Ашкацао, для нас это большая утрата. Погодный фактор, хотим мы того или нет, – это риск для участников, нам приходится учитывать его и поэтому в сложных погодных условиях оргкомитет сам выезжает на места. Кстати, могу отметить такую тенденцию, что в конкурсе активнее себя проявляют представительницы слабого пола. Некоторые представители мужской половины, несмотря на явное наличие вокальных данных, не спешат выходить  на сцену…

Корр: Может, дело в особенностях менталитета?

Альберт Тлячев: Возможно, потому что  я такое встречал только в данной ситуации. Посмотрите на другие регионы: тот же Дагестан, другие республики – львиная доля тех, кто выходит на сцену – это ребята, мужчины.  Мы обладаем информацией, что голосистых ребят и у нас хватает, в результате отборочных этапов мы убеждаемся в этом. И все же, хотелось бы большей активности от мужской части населения в плане творчества. Что касается конкурсантов в целом, то могу отметить, что они после конкурса задействованы во многих районных и республиканских мероприятиях. Другое дело, что хотелось бы, чтобы организаторы этих мероприятий не просто ставили галочки, приглашая наших конкурсантов, а оказывали бы им хоть какую-то поддержку в дальнейшем

Корр: Ну а как на счет зрителей: их интерес к конкурсу сохраняется все на том же высоком уровне, что и в первые годы?

Альберт Тлячев: Здесь знаете какая ситуация… Говорят, что короля делает свита. Так и в случае с конкурсантами: их дальнейшее продвижение во многом зависит от зрителей. Мы, как организаторы, не можем никого заставлять, мы можем только давать импульс, предлагать музыку, а уже зритель решает для себя, нужно ему это или нет. Тот факт, что наших конкурсантов слушают, говорит о многом, в том числе, и о любви слушателей  к своему языку, к своей культуре. Наши диски распространяются за пределами республики, и даже страны – мы отправляем их зарубежным диаспорам.

В целом, картина обнадеживающая – наши песни сегодня востребованы.

Корр: Не секрет, что у любого успешного проекта есть критики, готовые очень активно выражать свое мнение по поводу его организации и проведения. Как оргкомитет относится к критике в адрес конкурса? Учитываете ли вы эту критику?

Альберт Тлячев: Знаете, критика бывает разной: конструктивной, деструктивной. Так вот, если критика объективная, конструктивная, то это идет даже на пользу. Но когда это огалтелая критика, особенно со стороны людей, которые являются дилетантами в этом деле – воспринимать такую критику очень сложно. Иногда встречаются люди,  которые приходят лишь для того, чтобы покричать и испортить настроение, которые никогда музыкой не занимались, ничего в этом не понимают, у них нет ни образования соответствующего, ни опыта, но они уже заработали себе славу интриганов. Вот такого рода критики иногда встречаются, но даже их  мы стареемся учитывать, если в том, что они говорят, есть хоть небольшое рациональное зерно. Вот, например, как-то нам сделали замечание по поводу костюмов наших конкурсантов. Может, мне бы и хотелось предложить конкурсантам что-то особенное, но ведь костюм зависит и от материальных возможностей конкурсанта. Но если костюм, к примеру, вызывающий, то я сам в первую очередь делаю замечание, ведь очень важно учитывать национальный колорит конкурса. В целом конструктивная критика воспринимается нами адекватно. Жаль, что некоторые приходят на конкурсы лишь для того, чтобы найти какой-то недостаток. К примеру, я знаю людей, не очень чистоплотных в моральном плане. И когда они начинают говорить о морали, хочется сказать: «Ребята, а вы сами на себя-то давно смотрели»?

Корр: А критика по поводу исполняемых на конкурсе песен встречается?

Альберт Тлячев: Были претензии по поводу текстов. Могу сказать, что у нас работают профессионалы – филологи и другие специалисты. Что касается глубины текстов, то мы не можем навязывать свои пожелания. Сколько людей – столько и вкусов. Вы посмотрите, о чем сейчас поется на кавказской эстраде, о чем поется на российской эстраде. Сплошь и рядом тексты «ни о чем». Если раньше звуки национальной гармошки вызывали у меня трепет, то сейчас из-за того, что инструмент эксплуатируют везде, где только можно, у меня они уже вообще ничего не вызывают. То же самое я могу отнести и к текстам. Поэтому, по сравнению с тем, что творится вокруг, у нас очень высокий уровень текстов и музыки. Если все же есть претензии, нужно свою объективную критику донести до организаторов так, чтобы она была услышана нами. Не нужно этого делать за спиной. Нам говорили, что тексты должны писать профессионалы. Первые годы я тоже так думал: сидел и ждал, пока профессионалы проявят себя. Не дождался. Сейчас пришел к тому, что нам нужно открывать новые имена, находить новых авторов, чей талант должен получить выход, реализоваться. В этой сфере, как и в любой другой, должна быть здоровая конкуренция. А профессионалам я сказал: «Покажите, что вы действительно лучшие – участвуйте в конкурсе и пусть ваши песни все скажут за вас».

Корр: Я знаю, что зарубежная абазинская диаспора имеет возможность смотреть гала-концерты в записи на CD и DVD дисках. Вы поддерживаете контакты с ними? Расскажите об их оценке конкурса.

Альберт Тлячев: Я ежегодно даю концерты в Турции, поддерживаю контакты с диаспорой. Конкурс «Песня года – Абаза» для них был, честно говоря, неожиданностью. Сегодня есть интернет, телефон. Что нам мешает общаться? Раньше находили множество причин: то режим в стране не тот, то билеты дорогие… Сейчас даже визовый режим отменен, но мы до сих пор не налаживаем тесных контактов. Мне кажется, дело в национальном самосознании. Столько лет на «вбивали» в голову невозможность общения, что сейчас нам сложно перестроить свое мышление. В той же Турции много лет не разрешали изучать родной язык, ассимиляция дошла до того, что я могу сказать, что большая часть молодежи вообще не разговаривает на родном языке.  В прошлом году мы пригласили гостей из Турции. Тот шок, который они испытали, сложно передать. Я общался с ними и после их отъезда, знаю, что они много раз встречались с жителями окрестных аулов, рассказывали об увиденном здесь.  Они увидели своими глазами, что абазинский народ – это жизнеспособный народ со своим языком, культурой, своим менталитетом и мировоззрением. Они увидели шоу-программу на родном языке, услышали, как дети поют на родном  абазинском языке. Ну и конечно, мы постарались организовать для них культурную программу пребывания. Переоценить значение их приглашения и тот резонанс, который вызвал их приезд, очень сложно. Когда они вместе с другими абазинами выходили на сцену, они чувствовали, что они не отрезанный ломоть, а единый народ, этнос, то есть появилась вера в свои силы и свое будущее. Что может быть важнее?

Корр: Их приезд стал настоящим сюрпризом для зрителей конкурса. Какие сюрпризы готовит оргкомитет в этом году? Можно немного приоткрыть завесу тайны?

Альберт Тлячев: Особенность сюрприза заключается как раз в том, что о нем никто не знает, поэтому раскрывать карты заранее не будем. Пусть это будет тайной, скажу только, что  там, где один шаг – там и второй…  Другое дело, что ассимиляционные процессы сейчас происходят очень активно, а ведь известно, что народ жив, пока жив его язык. Наш концерт – капля в деле сохранения абазинского языка, а насколько эта капля велика или мала – давать оценку пока рано. Пару слов хотелось бы сказать про автора проекта Муссу Хабалевича Экзекова, который считает, что величие и сила  России заключается в ее многонациональности, многоконфессиональности и многообразии  языков, на которых говорят народы, населяющие ее.  Сохраняя абазинский язык мы, таким образом, вносим свою лепту в процветание всей нашей многонациональной страны.

Беседовала Инна Квициния

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники