Библиотека

27.07.2012
23 июля 2012 года исполнилось бы 100 лет со дня рождения  абазинского писателя Хамида Даутовича Жирова. Хамид Жиров внес большой вклад в развитие абазинской литературы послевоенного периода. Он был автором первых, вышедших на абазинском языке, оригинальных повестей, романа, пьесы, мемуаров.

Жизнь Хамида Даутовича была непростой: в возрасте 10 лет он потерял отца, как и многие его сверстники, с малых лет занимался пастушеством в родном ауле Старо-Кувинск.  После открытия в ауле первой  школы, поступил в нее и овладел русской и черкесской грамотой. К этому времени он уже успел освоить арабскую грамоту в медресе. Учеба в мусульманской школе была платной: за обучение ребенка в год семье приходилось отдавать  теленка или овцу.

Еще до обретения абазинами письменности, самостоятельно  подбирая буквы под абазинские звуки, Хамид пытался писать на родном языке и даже переводить  с черкесского небольшие тексты. Хамид Жиров  был одним из тех, кому довелось принять из рук  Тотлустана Табулова только разработанный им, но еще официально не утвержденный, алфавит абазинского языка на латинской графике.

С 1938 года Хамид Жиров начинает работу в газете «Черкес Къапщ» – «Красная Черкесия», где впоследствии он прошел путь от корректора до главного редактора. Его первые рассказы, основанные на фольклорных сюжетах,  появились на страницах газеты в 1940 году.

С началом Великой Отечественной войны он, в числе других, Хамид Даутович был призван на фронт, прошел всю войну  в кавалерийском корпусе генерала Доватора.  В 1945 году, после демобилизации, начал работать редактором национальной газеты. Именно в это время он начал вести активную работу по привлечению  молодых талантов в послевоенную абазинскую литературу.

«Он никогда не отделял газету от литературы. Для него газета была литературой, а литература – газетой», – писал впоследствии  Бемурза Тхайцухов.

«У нас нет своего журнала, в единственном издательстве очереди приходится ждать годами. Следовательно, именно газета должна творить великие дела», – в этих словах Хамида Жирова, которые он периодически повторял, был заключен весь смысл его жизни. Действительно,  именно в годы его работы в должности главного редактора национальной газеты  Хамид  Даутович смог собрать вокруг нее тот костяк, который стал основой нового витка в развитии абазинской литературы.

«Он не отказывал никому из тех молодых людей, которые приносили свои произведения в редакцию, – писал Бемурза Тхайцухов. – Если человек приносил свое первое стихотворение, Хамид отвечал: «Неплохо, пиши еще», даже если от этого текста и не пахло поэзией. Случалось, что некоторые из молодых авторов больше не писали, но он держал их в поле своего зрения, приглашал в газету, наставлял. Вот так на страницах газеты начали появляться первые  рассказы, первые стихи  – он собирал вокруг газеты молодых литераторов.

…Если кто-либо из представителей нашей молодежи уезжал на учебу – это событие не оставалось незамеченным . У него на рабочем столе лежал список имен тех, кто уехал учиться в  большие города, и сделано это было для того, чтобы хоть чем-то помогать им. В первую очередь, он делал все для того, чтобы они получали газету на родном языке…»

С 1952 года Хамид Жиров учился в Высшей партийной школе при ЦК КПСС в Москве. После ее окончания  он работал заместителем председателя облисполкома, а затем – снова редактором абазинской газеты.

«Хамид Жиров был автором множества произведений. Но даже если бы он не написал ни одного рассказа, пьесы, повести, а лишь роман «Пробуждение гор»  – его имя не потеряло бы своей значимости для нашей литературы, – писал Бемурза Тхайцухов. – «Пробуждение гор» – роман, в котором во всем своем разнообразии отражены все краски жизни, это наследие, оставленное Хамидом Жировым всему нашему народу, чтобы  навсегда сохранить тепло в очаге нашей литературы».

Последняя его книга повестей и воспоминаний «Разбуженные солнцем», сданная в типографию  еще до болезни,  вышла уже после смерти Хамида Жирова.

«Последний раз я слышал его голос в больнице, – писал в послесловии к книге «Разбуженные солнцем» Бемруза Тхайцухов. – Уже тогда печать болезни была отражена на его лице. «Вчера приходил один профессор, сказал, что завтра меня повезут в Ставрополь. Он обещал меня вылечить. Я и сам не собираюсь умирать, мы одолеем эту болезнь», – сказал он, чуть приободрившись. Больше о своей болезни он не говорил.  Говорил он о другом: о том, в чем была заключена вся его жизнь – о литературе, о газете. «Как  у вас дела? Что нового в нашей литературе? Как дела в газете? Ее еще не расширили? Я слышал, что издан учебник на родном языке для 9-х классов и очень обрадовался этому. Если бы еще издать учебник для 10-х  классов, тогда ты увидел бы, как вырастет новое поколение  наших литераторов. Твоя книга в Москве еще не издана? Не ленитесь, издавайте свои книги на русском языке. Благодаря именно этому языку в нашей стране узнают и о литературе, и о жизни нашего народа…» Эти слова, хотя он не собирался умирать, до сих пор звучат для меня словно его предсмертное завещание. Даже когда Хамиду было очень плохо – он думал и переживал о своем народе, спешил разделить с ним его дела.  «На свете нет маленьких народов, есть лишь малочисленные. И хотя мой народ малочисленный, это великий народ», – часто говорил Хамид Жиров. И, словно желая подтвердить эти слова, все свои силы и знания он направлял на то, чтобы добрыми делами прославить свой народ – своими произведениями, своей человечностью, своим характером. Хамид был общественным человеком, он один был равен целому обществу».

Хамида Жирова не стало весенним днем 1972 года.  Но он и сегодня жив в каждом произведении, в каждой частичке того добра, которое при жизни щедро раздавал своему народу.

Инна Квициния

Специально для сайта «Страна Абаза»

Использованная литература:

Чекалов П. Справочник «Абазинские писатели» – Москва, 1996.

Тхайцухов Б. Хлеб и соль: рассказы, очерки. – Черкесск, 1974

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники