Ислам в судьбах абазинского народа

Современное состояние мусульманской общины

В сфере религиозной жизни в советский период абазины Северного Кавказа испытывали те же самые трудности, что и все население страны, но ислам по-прежнему продолжал оставаться одним из признаков национальной идентичности. В постсоветский период обращение к исламу стало более массовым, в ряде случаев ислам выступает в качестве фактора консолидации народа, поддерживает социальное равновесие в абазинском сообществе. В социологических опросах, связанных с изучением традиционной абазинской культуры, проводимых нами на территории Карачаево-Черкесии, особое внимание уделялось отношению абазин к религии. При опросе респондентов сельской местности, более трети опрошенных давали подробные ответы на вопрос о своем отношении к исламу.

Мечеть в ауле Апсуа


В 2011 году, при опросе 100 респондентов в сельской местности, более 30 человек дали развернутые ответы на вопрос о своем отношении к исламу. Лишь 1% опрошенных отрицали ценности ислама, а именно 3 человека были убеждены в том, что абазины не мусульмане, они были и продолжают оставаться язычниками. Во время опросов мне приходилось нередко наблюдать, что сила эмоциональной убежденности при отстаивании своих взглядов у абазин настолько велика, что порою мнение нескольких идейно настроенных человек может быть воспринято обществом как непреложная истина. Так вот, трое опрошенных были настроены весьма категорично: «Абазины никогда не были мусульманами, мы всегда были язычниками»; «Абазины по своей сути ни христиане, ни мусульмане, и христианство, и ислам нам прививали силой»; «За Псху, в горах Абхазии, откуда мы пришли несколько веков назад, есть истинные места поклонения Богу», «Раньше мы поклонялись воде, веткам, скалам, и только тут началось это мусульманство», «Раньше у нас ислама не было».

Но мнение остальных опрошенных не было столь категоричным. Более чем для 90% респондентов ислам – объективная реальность, в которой они живут на протяжении ряда веков. Например, в ауле Красный Восток в досоветский период действовали три мечети. В центральной джума-мечети было открыто медресе где обучались дети состоятельных родителей, но по ходатайству от общественности и имама, в медресе на льготных основаниях могли быть приняты дети из бедных семей. Аналогично Красному Востоку, мечетное здание было ранее и в селе Апсуа.

Соблюдают ли сегодня абазины все нормы и предписания ислама? Очевидно, что нет. Сказывается приверженность и своим общественным традициям, и влияние современных жизненных условий. Респондент № 28 (1985 г.р., муж.) из аула Апсуа говорит: «Я в большей степени мусульманин, потому что у меня больше информации об этой религии, но пока к глубокой вере я не пришел. Думаю, в старшем возрасте начну делать намаз, потому что если начинаешь молиться, то необходимо соблюдать все законы ислама. Но наша жизнь и наши традиции вступают в разногласие с исламом. Например, если делаешь намаз, то нельзя есть пищу из магазина, а также мясо, купленное на рынке. Но у нас темпы жизни такие, что эти требования невозможно соблюдать» (1).

Респондент № 23 из аула Апсуа (1964 г.р., муж.) также поддерживает это мнение: «Мы не можем придерживаться законов ислама, например, наравне с Арабскими Эмиратами. У нас другие законы, нежели в Кувейте. Нам надо выживать, а не читать все время молитву» (2).

Попытки привнесения в общество, где на протяжении веков сохранялись стабильные традиционные нормы и культурные ценности, требований жесткому следованию букве ислама воспринимается болезненно. Так, респондент № 54 (1941 г.р., жен.) говорит: «В старую нашу мечеть старики сейчас не ходят, там безобразничает молодежь. Они не верят ни во что, к чему привыкли наши старики, женщины, эфенди…». В первую очередь, камнем преткновения становится обряд похорон и вообще все, что связано с обрядовостью похоронного цикла. В частности, респонденты среднего и старшего возраста указывают на то, что молодые, радикально настроенные мусульмане, отрицают утренний обряд чтений молитв-дуа, который абазины исстари проводили у могилы покойного в течение первых трех дней после похорон.

Человек сам по себе весьма консервативен, он не согласится добровольно и легко менять сложившиеся на протяжении ряда лет привычки, отказываться от своих привязанностей. Законы общественных норм и традиций в этом отношении еще труднее поддаются любым вмешательствам извне. Применительно к молодым людям, пытающимся настаивать на безукоризненном следовании нормам ислама и приоритету исламских ценностей над общественным укладом, опрошенные мною респонденты использовали термин «ваххабизм». Так, респондент № 54 (1941 г.р., жен.) говорит: «У абазин набирает обороты ваххабизм. Его проявление заключается в формальных молитвах, ношении бороды».

Наиболее серьезное, как отмечалось выше, сопротивление всегда возникает при попытке кого-либо вторгнуться в поминальные и похоронные обряды: «Ваххабиты не верят ни во что, к чему привыкли наши старики, женщины, эфенди. Все, что нужно делать для покойника, они отрицают. Про все обряды, которые были у нас раньше – обряд похорон, поминовения, раздачи одежды, трехдневных чтений на могиле после похорон (дуа, проводится три утра после похорон) – ваххабиты говорят, что этого не надо делать».

Вторым в линейке приоритетов ценностей идет свадебный обряд: «Современные ваххабиты не справляют свадьбу, отрицают свадебные обряды, отрицают музыку, говорят: «Слушать музыку – смешить шайтанов». Не признают ЗАГС». В результате разные слои общества начинают жить обособленно друг от друга: «В старую нашу мечеть старики теперь не ходят, там безобразничает молодежь. Они отметают напрочь все традиционные ценности». Для народа, численность которого невелика, такое противостояние, общественные противоречия и раскол в обществе, могут быть довольно опасными. Но опять же, проведенное исследование показало, что лишь 3% опрошенных считают ислам потенциальной угрозой для традиционных норм и ценностей. В целом отношение респондентов к исламу весьма позитивное, в своем большинстве они отмечают, что именно следование требованиям ислама помогло предотвратить распространение среди абазин алкоголизма и наркомании. Как говорит респондент № 22 из Апсуа (1969 г.р., жен.): «Все, кто начал делать намаз, стали жить более целенаправленно, создали семьи. А ребята старшего возраста запили, многие остались неженатыми. На них плохо повлияла «Перестройка», они стали пессимистами, боялись создавать семьи» (3). О том, что ислам встал на пути алкоголизма и наркомании, говорят и другие опрошенные.

Респондент № 30 из Апсуа (1988 г.р., муж.) считает, что посещение мечети в месяц поста и на мусульманские праздники сближает людей: «Каждую пятницу я хожу в мечеть. Я держу уразу, выполняют большинство предписаний ислама, за исключением пятикратного намаза. В исламе много запретов, и некоторые из требований я не выполняю, но стараюсь менять свой образ жизни так, как того требует моя религия» (4). Респондент № 23 из Апсуа (1964 г.р., муж.) высказывает иное мнение: «Три года назад я научился делать намаз. Я многое понял, но не почувствовал, что это надо делать. Адаты, относящиеся к старшим, родителям, вот что намного сильнее». Но одновременно этот же респондент говорит: «Если бы не ислам, у нас сейчас было бы намного больше спившихся людей» (5).

При сравнительном анализе исторического развития абазин, можно прийти к выводу, что на протяжении последних двух столетий ислам сыграл неоднозначную роль в жизни абазинской общины. Будучи фактором народной консолидации в период противостояния Российской и Османской империй, в конечном итоге ислам стал причиной массовой миграции абазин за пределы исторической родины, создав проблему разделенного народа. В то же время, система исламских ценностей позволила консолидироваться и сохраниться зарубежной общине абаза. Абазины, оставшиеся на исторической родине, сохранили исламские традиции в меньшей степени. И сегодня люди старшего поколения сетуют на то, что в их годы на религию был наложен запрет, и у них крайне мало сведений об основах ислама: «Народ отвык от религии, чтобы восстановить у нас ислам, нужен не один год» (6). По мнению большинства опрошенных людей среднего и старшего возраста, за годы атеизации в советский период религиозность была утрачена, и сегодня она вряд ли смогла бы компенсировать ту большую культурно-просветительскую работу, которую выполняло государство. Но соблюдение основных норм ислама является составной частью традиционной абазинский культуры, и следование элементарным правилам и предписаниям, вне всякого сомнения, гармонизирует общее состояние общины, позволяя избежать многих проблем как в частной, так и общественной жизни.

Примечания:
1. Респондент № 28. Запись социологического опроса от 29 ноября 2011 г. (а. Апсуа).
2. Респондент № 23. Запись социологического опроса от 28 ноября 2011 г. (а. Апсуа).
3. Опросные листы от 28 ноября 2011 г.
4. Респондент № 30, 1988 г.р. Запись социологического опроса от 29 ноября 2011 г. (а. Апсуа).
5. Респондент № 23, 1964 г.р. Запись социологического опроса от 28 ноября 2011 г. (а. Апсуа).
6. Респондент № 9, 1929 г.р. Запись социологического опроса от 25 ноября 2011 г. (а. Апсуа).

Надежда Емельянова,
Специально для сайта «Страна Абаза»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники