История абазин сквозь призму предания

Профессор ленинградского отделения Института Востоковедения Академии Наук СССР Анатолий Нестерович Генко был ученым-полиглотом, изучавшим и научно описывавшим чеченский, ингушский, абхазский, абазинский и другие языки народов Кавказа. Он выступил автором первой подготовленной к изданию монографии об абазинском языке. Готовая уже в мае 1934 года рукопись книги «Абазинский язык. Грамматический очерк наречия тапанта» по независящим от него причинам пролежала 21 год и вышла только в 1955 г. Сам автор был репрессирован в конце 1930-х годов и умер в тюрьме в 1942 году. Анатолий Нестерович совершил две научно-исследовательские поездки в абазинские селения Черкесской автономной области в 1929 и 1933 годах. Он ездил по аулам, собирал интересующий его материал, записывал специально разработанными латинскими знаками, обрабатывал, систематизировал, комментировал, переводил на русский язык. Преимущественно это были фольклорные материалы: сказки, пословицы, сатирические стихи, исторические предания, встречались и случаи из реальной жизни. После ареста и последовавшей гибели А.Н. Генко все рабочие и научные материалы ученого оказались в Государственном архиве Ленинграда (теперь – Санкт-Петербурга) и лишь несколько лет тому назад были обнаружены ученым-фольклористом, Президентом Академии Наук Абхазской Республики, Зурабом Джотовичем Джапуа.

Архивы ленинградского ученого представляют огромный научный интерес и требуют изучения, обработки, издания. Но для этого нужно сначала перевести тексты с латиницы на современную абазинскую графику. С этой целью Зураб Джотович и передал мне ксерокопии рукописей Анатолия Нестеровича 1929 года. В ходе работы выявляется много интересного и любопытного. Я хочу представить читателям сайта «Страна Абаза» историческое предание о переселении абазин из Абхазии на Северный Кавказ. К сожалению, А.Н. Генко не снабдил запись именем рассказчика, не указал, в каком месте (ауле) предание было записано. Но это никак не умаляет его значения.

История абазин (тапанта)

Наиболее знающий из стариков нашего селения Локман Цекуа рассказывает историю абазин так. Все без исключения говорящие на абазинском языке вышли из Египта, а вышли они из страха перед англичанами.

Когда они вышли из Египта, то, придя в Абхазию, поселились в долине Маркула и сделали себе дома вроде так называемого унаба. Затем, избрав 75 всадников, послали их подыскать удобное место жительства. Сначала они пришли в Псху и, пробыв 4 дня, перешли горы и пришли к верховьям Теберды и осмотрели там местности, так называемые Индыш, Хаташ и Ашвырква. Затем, выйдя оттуда, спустились на равнину и встретили на нынешних наших землях поселения ногайцев. Встретив их, они сказали ногайцам: «Если вы нас примите и заключите с нами договор, мы будем жить вместе». Ногайцы их приняли, дали им присягу. Затем они предоставили им свободу выбрать себе для жительства любое удобное им место от Урупа до Баксана. Отправившись, они перешли в пути Баксан и, выбрав себе из трех рек Архота, Ардона и Урды как наиболее безопасное и полезное для себя, – Урды, вернулись к пославшим их людям. Там они рассказали им все ими виданное, сделанное и избранное в качестве места жительства. Затем, собравшись и посоветовавшись, те, которые решили переселиться в избранное место, переселились, а не решившиеся, остались там. Те, что ныне называются абхазами, представляют собой тех, не пожелавших переселиться и оставшихся. Те же, которые таким образом сюда перешли, пошли прямо и поселились в Урды.

Место там было такое: труднодоступная была местность, дороги плохие, и из боязни прихода других людей дороги не строились. Дороги их проходили по косогору, колеса у арб нельзя было делать одинаковыми, потому устройство их арб было таково: одно колесо было большое, другое – маленькое. В пути большое колесо катилось по низу, а маленькое – по верху. Дойдя до конца пути, арбу переворачивали и меняли положение колес, так что опять большое колесо катилось по низу, а маленькое – по верху, и так возвращались с поклажей. Таким образом, они прожили там 300 лет. Затем однажды некий старик, запрягши свою арбу и положив на нее ружье, поехал в лес. Приехав, он позабыл переменить положение колес и нагрузил арбу так, как она стояла. Когда он отправился в обратный путь, он, хотя и спохватился, но сделать уже ничего не мог. После этого, рассердившись, он кое-как довел арбу до обрыва, под которым было расположено село, громко закричал и выстрелил. Спрашивая, что случилось, село выбежало толпой и смотрело, а он закричал так: «Урды Урдши, Лоов – разоритель селения». Арба перевернулась и скатилась кувырком к селению. После этого Муса Лоов, сочтя это за обиду, собрал свое селение и решил переселиться оттуда. Приступив к делу, оседлали быков и, усадив на них женщин и детей, вошли в среду ногайцев и прибыли к месту слияния Эшкакона и Кумы.

Муса Лоов в пути умер, и у них остался в качестве князя его сын Саралип. Когда они прожили здесь 4 года, появились кабардинцы. Когда кабардинцы пришли с ними в соприкосновение и стали причинять убытки, они собрались и построили вокруг своих селений крепость. Там, в так называемом и кабардинцами Саралиповом ханстве, прожило 7 поколений.

Далее при князе Мурзабеке Лоове они пошли и вспахали в один прекрасный год территорию Золки и засеяли просо. Когда пришло время, избрали людей и послали осмотреть ниву. Они пришли и увидели, что их нива не взошла, и пашня осталась черной. Огорчившись, повернули обратно, пришли снова в селение и сказали им: «Ваша нива не взошла. Пусть всякий ищет, как и где ему прокормиться».

После этого Мурзабек Лоов сказал им так: «Пять мужчин, людей добрых, дайте мне, одно жертвенное животное дайте мне», и селение дало ему пять добрых людей и жертвенное животное, и он ушел. Придя к ниве, они увидели ее такой, как им сообщили.

Мурзабек был святым человеком. Он распорядился зарезать жертвенное животное, взял товарищей своих и три раза обошел ниву, упрашивая аллаха, читая молитвы. Потом день стал пасмурным, стал собираться дождь. Он повел товарищей своих на холм, велел им спешиться и распорядился так: «Вы накиньте на себя бурки. Небо загремит, молния ударит, дождь прольется, – чтобы ни случилось, никто из вас не должен поднять голову и посмотреть».

Они легли ничком, как было велено, и пролежали весь день и ночь. Пролил сильный ливень. На рассвете «Вставайте!», – сказал он им. Когда они поднялись, увидели выросшее просо, колыхавшееся под ветром. Они удивились, обрадовались, оседлали коней, вернулись и сказали аулу: «Просо ваше уже не такое, как вам об этом говорили. Пошлите людей, пусть глянут».

Собрали тех, кого посылали в первый раз, и снова отправили. Пришли они и видят: просо поспело, пора убирать уже. Они сразу повернули обратно, возвратились и поведали: «Просо ваше поспело, скоро начнет осыпаться». Услышав такое, аул обрадовался, гурьбой выехал и скосил просо. Тогда кабардинцы сочинили про сына Лоова такую песню: «Сын Лоова Мурзабек с редкой бородкой пошел на Золку, и ему сопутствовала удача».

Про Мурзабека говорили и такое: «Он был настолько святым, что бросал на текущую воду молитвенный коврик, становился на него и совершал молитву».

Убрав просо, они смогли перезимовать, питаясь им. А следующей весной они двинулись оттуда и поселились чуть севернее того места, где сейчас расположился Гумлокт. Там они прожили до 1831 года. Потом их стало так много, что уже не умещались в селении. Тогда они снова попросили ногайцев, получили свободу селиться по подножию гор с того места и до Урупа. Кто хотел, остался на том месте, некоторые поднялись и перешли на Учкул; другая часть взяла и поселилась в местности, называемой Гоначхир, и другие расселились там, где они захотели.

Потом, когда разнесся слух о том, что русские из станицы Джегутинской перейдут на Учкул и велели переселиться на эту сторону Кубани, половина поднялась и перешла туда. Они там до сих пор и живут. Это их называют Кубиналокт.

Там один из Лоовых сказал: «Я не стану набирать воду из реки левой рукой», – ушел и поселился на Инджиг Чукуне. Они там живут до сих пор и называются Инджиглокт. Если вы спросите, когда это было, – в 1861-м.

Петр Чекалов,
Специально для сайта «Страна Абаза»

В оформлении использована картина художника Мухамеда Хагундоко

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники